rougelou: (Default)
Я закрою глаза, и в неровном, как небо тумане
Я увижу тебя - светлый лик неостывшей зари,
Ту звезду, что поныне меня в запредельное манит,
В чьем неровном огне моё бедное сердце сгорит.

И в тоске по тебе открывал я все дали земные,
То сбиваясь с пути, незавидную участь кляня,
То шагая на свет, что, узрев сквозь узоры ночные,
Я хранил, словно боль, наполнявшую силой меня.

И теперь уже нету ни боли, ни страсти - лишь лето
Расцветает в душе, и бесчисленны лета цветы,
И укажет мне путь вплоть до врат беспредельных рассвета
Светлый некто другой. И, как жаль: это будешь не ты.
rougelou: (Default)
На пыльном перекрестке мирозданья
Мы встретимся с тобою - даст ли бог?
Ни силе страсти, ни огню познанья
Не превозмочь печальных дней итог.

Твои глаза сияют сквозь вуаль
Слепого света Северной звезды.
Но, пусть тепла ушедшего не жаль,
Во тьме со мной останешься лишь ты.

О, как же трудно следовать во всем
Слепого страха сумрачной угрозе!
Мы этот мир бестрепетно несем,
Сменяя краски, лики, руки, позы.

Одни и те неверные слова
Звучат устами поколений многих.
Имен одних не вынесет молва,
Но из числа других рождались боги.
rougelou: (Default)
То, что дано со времени исхода,
Ты вспоминаешь смутно, лишь во сне.
Как облако в песок, как камень в воду,
Они ушли, оставив в вышине
Лишь смутный отголосок содроганья
Сиянием наполненных сердец -
По пыльным перекресткам мирозданья
Прошли, бесславный обретя конец.
rougelou: (Default)
Как-то на переводческом форуме просили найти перевод на английский знаменитого пушкинского стихотворения (пунктуация современная):

     О, сколько нам открытий чудных
     Готовят просвещенья дух
     И опыт - сын ошибок трудных,
     И гений - парадоксов друг,
     И случай - бог-изобретатель...

     Перевода я не нашел, зато воспользовался поводом посягнуть на святое. :-)
Вот, что получилось:


How many blissful revelations
    The spirit of enlightment hides!
    And then experience born of lapses
    And genius antinomy-wise
    And chance, the heavenly inventor...




    Обезумев от собственной дерзости, вспомнил, конечно же, Джеймса Фолена (Falen) - автора лучшего английского перевода Онегина.  В свое время я написал о нем следующее:

    "Из профессионального любопытства я довольно давно коллекционирую переводы русской классики на иностранные языки.  До тех пор, как лет 10 назад мне в руки попал перевод Фолена, переводов Онегина на английский мне было известно четыре (перечислять для краткости не буду).  То, что я испытал тогда, читая его, лучше всего передается метафорой "упоение": внезапный восторг на фоне легкой эмоциональной приподнятости сродни опьянению хорошим шампанским.

    Говорить о достоинствах этого произведения можно очень долго, но, дабы не "растекаться мыслью по древу", постараюсь вкратце очертить основные его особенности.

    Во-первых, в отличие от всех без исключения известных мне переводов, перевод Фолена полностью передает ритмику оригинала с сохранением знаменитой онегинской строфы и во многих случаях - мельчайших интонационных (эмоциональных) нюансов.  Оказывается, для передачи особого аромата и "магии" пушкинского стиха это гораздо важнее, чем попытки донести до читателя все оттенки смысла.

    Во-вторых, перевод выполнен не на современный Пушкину литературный английский язык, а на современный переводчику разговорный американский со всеми вытекающими последствиями.  Уверен, что иначе сравнимых с пушкинскими живости и искрометности повествования добиться было бы невозможно.  При этом переводчик абсолютно корректен в выборе стилистических средств, не допуская их смешения ни в синхроническом (из разных функциональных стилей), ни в диахроническом (из разных времен) аспекте.

    Конечно, желающему провести подробный лингвистический анализ текста и исследовать нюансы эпохи такой перевод может подойти не вполне, но такому человеку (по моему глубокому убеждению) не избежать досконального изучения языка оригинала, после чего он сможет гораздо полнее оценить и достоинства "вольного" перевода Фолена.  Разумеется, при условии известной добросовестности и непредвзятости.

    В общем, рекомендую и обещаю массу удовольствия от чтения всем специалистам и интересующимся, кого не смутит, что Онегин говорит, обращаясь к Ленскому, "Hey, man!", а купола (при знаменитом въезде Онегина в Москву) горят отсутствующим в оригинале янтарем ("amber bright")."

    Книжку, вроде бы, можно купить здесь: http://www.ozon.ru/context/detail/id/4936224/

    А тут, оказывается, есть даже текст, причем билинговый: http://grahl.narod.ru/onegin.pdf Строфа, правда, разбита, но ритм настолько четко соблюден, что это вряд ли помешает.

    Если что, у меня есть еще один экземпляр. :-)




    Ну и, конечно, раз уж речь зашла об Онегине по-английски, не могу не прорекламировать современную экранизацию, задуманную и реализованную, судя по всему, семейством Файнзов: режиссер - Марта, в заглавной роли - Ральф.  Татьяну играет (неожиданно) Лив Тайлер.

    Фильм сделан с такой любовью, искренностью и симпатией к персонажам, что легко прощаешь авторам разные фактические неточности и даже съемку многих интерьерных сцен в Англии.  Потому что, несмотря на это, атмосфера передана бесподобно.  Мне он совершенно безусловно понравился, тем более, что ничего подобного я от этих ребят не ждал.  Люто, неистово рекомендую к просмотру! :-)

    Это, конечно, не "энциклопедия русской жизни", хотя много важных моментов в фильме есть (лично я никакого энцеклопедизма и даже необходимой роману завершенности в Онегине не вижу).  Фокус смещен в сторону внутреннего мира героев, их переживаний и, соответственно, актерской игры.  В общем, это кино про Онегина и Татьяну.

   Текст полностью прозаический, за исключением писем, и, когда они начинают звучать, эффект производят очень сильный.


rougelou: (Default)






Yet, what's this really for,
And who can tell for sure,
Or this is only trash
And only blood of mine,
That floods the paper's bourne,
So virgin and so pure,
That one should move with care
To leave a slightest sign.

rougelou: (Default)



Work without hope draws nectar in a sieve.
And hope without an object cannot live.


Coleridge




Томленье детства спрятано во снах.
В немом усильи перекошен рот.
Ты видел все, ты знаешь, что и как,
Душа компании, шутник, фигляр, урод!

Удачи нет - пощады не проси,
Сомкнутся кольца над твоей рукой.
Не выбраться на свет: ни сна, ни сил.
О, как же дорог мне слепящий облик твой!

rougelou: (Default)



Под обломками мраморных плит
Похоронена слава людская,
И крошится бессмертный гранит,
Капли лет сквозь себя пропуская.

Давит грудь материнская твердь,
Беспросветны Природы глазницы,
И одна лишь прекрасная Смерть,
Словно Время, сквозь сердце струится.


В свете этого не мог не вспомнить:


The woods decay, the woods decay and fall,
The vapours weep their burthen to the ground,
Man comes and tills the field and lies beneath,
And after many a summer dies the swan.

Столетний лес истлеет и падет,
Слезой туман отдаст себя земле,
И пахарь в борозду свою сойдет,
И сгинет лебедь после многих лет.



В общем, не собирался сначала, но чувствую, прийдется. :-)

Продолжение и окончание следуют.

rougelou: (Default)









Ярославна плачет. Боль сырая

По ланитам катится легко.

Теплого, безоблачного края

Солнца диск, стоящий высоко,

По полям прокатится и стогнам.

Не разрежет огненный кинжал

Зыбких струн безудержного горла,

Но в круженьи вечная скрижаль,

Низвергаясь, рассекает землю,

Словно тень, вращаясь посолонь.

Воплю мироздания не внемля,

Блещет сталью золотой огонь.

И в тоске желанной, беспробудной,

Ни взрасти, ни сгинуть не успев,

Ярославна плачет, ноет нудно,

Подвывая ветру нараспев.

rougelou: (Default)


Или пессимистически-студенческое - я не знаю.

Вспомнилось вдруг и позабавило отчасти. Хотя тогда было совсем не смешно. Вполне мог отчалить или с глузда двинуться. Нельзя злоупотреблять серьезными материями - ох нельзя! Особенно, в чужих образах и на чужих языках.


ОСТОРОЖНО: ОБСЦЕННАЯ ЛЕКСИКА! Хотя, на этот раз, без матюков. :-)




Что, кентавр моего вдохновенья
Тот, что ищет вотще разуменья,
До сих пор не обрел ты крыл?

Да куда ж мне еще и крылья? -
Остается стенать в бессильи
Да гонять по лугам кобыл.
Нету сил – захлопнулись веки –
Плотным строем идут человеки:
Что один, что другой, что ряд...

Только, как бы их твердь выносила,
Где б взялись и терпенье и сила,
Чтоб вершить сей скоромный обряд?

Пожирать – нехитрое дело.
Видишь: дыры латает умело,
Близорукие пялит несмело
Бельма гнусные в темную даль.
Что бы там из него не перло,
Все ж судьбу не схватил он за горло.
Несть числа – сколько их перемерло,
Уж скорей бы трубил Хеймдалль.

Поделом же ему за это,
Ведь поди не найдется завета,
Чтобы он не нарушил вдруг.
Почитает первейшей забавой
Он любое море отравой,
Иль какой-нибудь кашей кровавой
Все заполнить кромеш и вокруг.

Ну-с, кентавр моего вдохоновенья –
Переполнилась чаша терпенья:
На лугах фессалийских спасенья
Уж не стоит теперь искать.
И качнув головой державной,
Знаменитой поступью плавной
В воды Леты ты входишь опять.

Поздно ли, иль еще не время:
Зароненное издревле семя
Будет вечно без спроса лежать.
И какое теперь нам дело –
Лишь бы в черепе впредь гудела,
Как пчела настойчиво пела
Вековая печаль, звеня.

И по странности вечной Закона,
Как и прежде, мы ждем Персефону,
Рокового весла Харона
Тихий плеск услышать моля.

Так, иди же, ступай себе с миром:
Завтра внидут другие кумиры
Во дворец, что века стоял.
И на крыльях влетит одинокий
Тот посланец звезды жестокий,
Саван свой распахнет ясноокий,
Что на хлеб и вино не сменял.


__________________

Зачем же такая нам сила дана?
Никто не ответит вовеки.
Мы силимся выбраться вон из Говна,
Как некогда делали греки,

Но тщетно, опять наступает облом:
Похмелье, иль мучит одышка.
И кто-то опять ломанул напролом,
А кто-то копается в книжках,
Зверея от поисков хмурых своих,
Шизея от призраков сонных.
Неужто зачах животворный Родник,
В пучине Времен заточенный!…

…Слепая опять замахнулась Косой –
Ни крика – лишь звон о Металл золотой,
Мгновенья сливаются в звуке.
И снова кругом закипает Вода:
Неужто опять? Но, позвольте, куда?!
Смыкаются Брызги: Какая беда?
И в пене скрываются Руки.

И вот, по Реке беспощадной, пустой,
Чьи воды дробит белокрылый Устой
Моста, что над Вечностью брошен.
И что нам за дело: Вода или Лед,
Покуда Говно беспричинно плывет
И в нем даже Черт ни хрена не поймет,
Хоть лезет повсюду непрошен.

Задача трудна, но давно решена:
Никто не вернется живым из Говна!
И Солнце погаснет, и сгинет Луна –
Отрада сопливой Печали,
Но будет как прежде чужая Река
Нести Мудака – широка, глубока,
Теченьем швыряя как камни века
В туманные, мутные дали.

И будет метаться Рассвет золотой,
В смятеньи цепляясь за Берег крутой.
Подобно Говну нам не страшен застой,
Но мы и на это поклали.




rougelou: (Default)
Timendus est qui mori tutum putat,
Кто не боится сгинуть и сгореть
И, как бы не был слог его запутан,
Над всем расставит ударенья смерть.
rougelou: (Default)
Пускай наносит вред врагу не каждый воин,
Но каждый в бой иди! А бой решит судьба...

Ударит час…
И смутная надежда
В моем сознаньи теплится едва.
Меня покинуть ей дано не прежде,
Чем изойдут последние слова
Из замершей груди…

                                         Сошедши с круга,
Я буду долго тосковать о нем
И ты, в несчастьи верная подруга,
Введешь меня в свой необъятный дом,
Где время, бег свой оборвав однажды,
Подобно волнам повернуло вспять.

И светел день, и в лике солнца каждом
С тобою возродимся мы опять.
rougelou: (Default)

Среди миров, в мерцании светил
Одной звезды я повторяю имя.

Я научилась просто, мудро жить:
Смотреть на небо и молиться богу.

Служенье муз не терпит суеты.
Прекрасное должно быть величаво.


Пока звезда меня не позвала,
Я буду здесь для всех собой и только
Вникать во все унылые дела:
Зачем, куда, когда, кому и сколько.

Пока я здесь, не стану выбирать
Меж шилом, мылом и котом в котомке
И бусинами жемчуга играть,
Рассыпанными под ноги в потемки.

Смотря оттуда, нечего терять,
Смотря отсюда, все недолго длится.
И, если я вернусь сюда опять,
Не обещаю, что зайду проститься.

April 2017

M T W T F S S
     12
3 45678 9
1011 1213141516
1718192021 22 23
24252627 282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 08:36
Powered by Dreamwidth Studios