rougelou: (Default)
          Встретил вот такую реплику, процитированную одним из френдов на Фейсбуке: https://www.facebook.com/lenara01/posts/742139309192006

          И пришла мне на ум незамысловатая аналогия, которую я, вроде бы, еще нигде не встречал.  Происходящее теперь на Украине - это нечто вроде договорного футбольного или еще какого матча.  Как и там, главное в ней не победа, а, кто сколько и чего получит в процессе и после.  Именно для того она и была задумана, начата, ведется и завершится, скорей всего, плавно перетекя в иную форму организованного бардака, также весьма выгодную договаривающимся сторонам.
rougelou: (Default)
     На фоне "патриотического" подъема в связи с возможностью привоссоединения земель русских, происходит то, что касается нас, живущих в России, гораздо более непосредственным образом.



1.  В думу внесен закон о многократном (на два порядка) увеличении штрафов за незаконную предпринимательскую деятельность.

     Перевожу на человеческий: "незаконное предпринимательство" - это, в подавляющем большинстве случаев, репетиторство, полиграфический дизайн и архитектурное проектирование, перевод, редактирование и прочая работа с текстом, ремонт жилых помещений и тому подобные виды деятельности, занятие которыми в индивидуальном порядке не позволяет сдохнуть с голоду большей части населения современных крупных городов.

     Приняв такой закон, они хотят получить свое не мытьем, так катаньем: если не вмененный зарегистрированным "индивидуальным предпринимателям" налог, то соответствующий ему по сумме штраф.

     В связи с этим вспомнился мне очень удачный "креатив", созданный по другому, хотя и аналогичному поводу:





 2.  Армейские соединения и особо примечательные части получают новые знамена.  В частности, вчера их получили два полка моей, можно сказать, родной Таманской, а также Кантемировской дивизии: http://www.vm.ru/news/2014/04/23/luchshim-polkam-tamanskoj-i-kantemirovskoj-divizij-vruchili-boevie-znamena-novogo-obraztsa-245714.html Знамена выглядят, примерно, так:

2729_original

     Какое отношение имеет пресловутый "немецкий крест" к армии, освобождавшей страну от последышей этих самых тевтонов, как бы непонятно.  Сведущие в геральдике, конечно, могут возразить, дескать, тевтонский крест не совсем такой по форме и, вообще, черный, но это не имеет никакого значения: достаточно представить себе реакцию, которую вызывает малейший намек на свастику - не говоря уже о почти точном ее воспроизведении.

     Здесь же все в порядке, как будто так и должно быть.  А красный он, видимо, в смысле сакраментальной угрозы "порвать на немецкий крест" известно что.



3.  Наконец, думой принят закон о запрете нецензурной лексики в СМИ.   Хороший закон, правильный как бы.  Но решать все будет, как всегда "независимая экспертиза".  В общем, еще один рычаг.

     И поэтому очень хочется сказать, пока еще можно: "Верной дорогой идете товарищи!

     Но в пизду..."
rougelou: (Default)

 Любая власть сводится, в конечном счете, к праву (а точнее, к подкрепляющей его способности) применить физическую силу.  То есть, в конечном счете, убить.

      Мало кто вспоминает теперь о том, что латинский глагол "imperare" значит, в первую очередь, "предавать смерти".  Он родственен латинскому же "perire" (гибнуть) - ср. фр. "périr", англ. "perish" и т. п. -  представляя собой вариант его активной формы.  Провозглашая полководца императором, легионеры не только отмечали факт уничтожения возглавляемыми им войсками значительного числа неприятелей (как правило, более тысячи), но признавали за ним право карать смертью.  И императоры республиканского времени активно этим правом пользовались, хотя и не злоупотребляли.  Наиболее хрестоматийный и, возможно, наиболее поздний пример - децимация, устроенная Марком Крассом в войсках, деморализованных поражением от Спартака.  Отобранного по жребию каждого десятого остальные девять должны были забить насмерть палками, после чего стыд за содеянное, реализованный в жажде мести, был столь велик, что поражение непобедимого "фракийца" от битых им уже, казалось бы, воинов последовало незамедлительно.  Пленных не брали вообще: те несчастные, которых потом распяли вдоль Аппиевой дороги, попались людям Помпея и Лукулла, настроенным гораздо более благодушно.

      В первые сто лет империи - период правления так называемой династии Юлиев-Клавдиев - императорами были не все принцепсы, поскольку не все они были, в собственном смысле, военными (как, например, Калигула, Нерон и Клавдий), что не мешало им, однако, использовать это право (imperium) весьма широко.  Если это и вызывало у кого-то возражения, то довольно скоро форма была приведена в соответствие содержанию: Флавии и Антонины - монархи периода кульминации римского могущества - почти все были императорами в формальном (военном) смысле этого слова.

      Если некая власть (общественный институт) убивает, и никто не в состоянии оспорить ее право на это, такая власть "легитимна" или, по крайней мере, своевременна.  Она будет осуществляться беспрепятственно, имея широкую поддержку.  А недовольные есть всегда.

      Соответственно, по решимости власти применять силу можно судить о том, насколько она, вообще, власть.  Например, предыдущая власть на Украине была не способна к этому с самого начала, с тех пор, когда это впервые потребовалось.  Потому что наличие у нее такого права не признавали даже те, кто должен был эту силу применять.  Они совершенно справедливо подозревали, что все свалят на них, что и произошло - так всегда происходит.

      Констатация физической силы как окончательного источника власти имеет еще одно, оптимистическое, на мой взгляд, следствие.  В современном нам мире власти пытаются придать иное обличье.  Широко распространена убежденность в том, что настоящая власть - это деньги (возможность их издавать и регулировать), хозяйственные ресурсы, информация (секреты), массовая информация (вплоть до конкретного "зомбоящика" - так называемая, "четвертая власть") и т. п. - то есть инструменты влияния на условия жизни людей.  Даже при перечислении конкретных "ветвей власти" "демократических" государств, реальную сущность власти умудряются спрятать за словом "исполнительная", причем декларируемого права убивать нет и у нее.  То есть, она как бы может (чужих и/или по крайней необходимости), но это очень, очень, очень, очень плохо - ай, ай, ай!  Конечно, в действительности, там, где власть сильна, она мочит, не задумываясь, но публике все это преподносится не как убийство, а как угодно: от "принуждения к миру" до "гумо-нитратного коврометания".

      Однако, все по-прежнему зависит от того, в чьих руках находятся упомянутые инструменты влияния.  Да, с их помощью можно в известной степени регулировать хозяйственную деятельность, преобладающие в обществе настроения, но нельзя исключить появление тех, кто готов умирать и убивать, не взирая ни на какие условия, равно как и выход таких людей на позиции, позволяющие эти инструменты влияния обойти.  И они вполне в состоянии при определенных условиях все эти инструменты отобрать или уничтожить (по крайней мере, частично).  Если власть сильна, массовые волнения вроде "Торжища людского" для нее ничто.  Применяя силу дозированно, но решительно, скоро и бескомпромиссно, нормальная власть предотвращает гораздо более тяжелые и зачастую кровавые последствия для страны в целом.  В идеальном случае этого даже не заметно: просто, сила незримо присутствует в атмосфере как потенция, вселяя в людей не страх и нервозность (как, казалось бы, должна), а спокойствие и уверенность.  Потому что сами люди ассоциируют себя с ней.  Тут, конечно, можно возопить о "попрании свободы" и притянуть остальные лозунги либерастов, но на деле, людям, спопобным мыслить и действовать, свободы достаточно и тогда.  Поскольку они понимают, что проявление силы требует ограничений, рамок, русла.  Иначе она просто рассеется, и все.

    Не страшны ей даже большевистские "телеграф, телефон, вокзалы" или, в современном контексте, "интернет, мобильная связь, аэропорты", потому что все это многократно продублировано, а захватившая их даже боеспособная армия без снабжения долго не продержится.  На крайний случай есть БОВ, БПЗ (или ПЗБ?), еще раз БОВ, ТЯО и прочие малоприятные для обороняющихся "ништяки", применению которых сильной властью во свое спасение ничто не препятствует.

 А вот реальная угроза жизни реальных этой власти представителей - дело совсем другое...

rougelou: (Default)
Наверняка за последние дни это зацитировали насмерть, но я, рискуя предстать неоригинальным, все же не удержусь (потому что нет уже сил) и вспомню нелюбимого мною крымского куркуля Волошина:

Париж в огне.  Король низвержен с трона.
Швейцарцы перерезаны.  Народ
Изверился в вождях, казнит и жжет.
И Лафайет объявлен вне закона.

Марат в бреду и страшен, как Горгона.
Невидим Робеспьер.  Жиронда ждет.
В садах у Тюильри водоворот
Взметенных толп и львиный зев Дантона.

А офицер, не знаемый никем,
Глядит с презреньем, холоден и нем,
На буйных толп бессмысленную толочь,

И, слушая их исступленный вой,
Досадует, что нету под рукой
Двух батарей «рассеять эту сволочь».

Остается только добавить, что в оригинале не "рассеять", а "смести", "вымести" (balayer): вряд ли Тальма с его профессиональной памятью запомнил неправильно.  Хотя всякое возможно.
Napoleon-2

April 2017

M T W T F S S
     12
3 45678 9
1011 1213141516
1718192021 22 23
24252627 282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 16:30
Powered by Dreamwidth Studios