rougelou: (Default)
        Советская школа создавалась во время промышленной революции и имела целью ее же, причем, максимально быструю. Этим она ничем не отличается от других школ первой половины двадцатого века во всех промышленно развитых странах. Поэтому целью ее была подготовка достаточно - но не более - квалифицированных "технарей" во всех необходимых в то время областях. Эпоха немногочисленных высокообразованных и разносторонне искусных инженеров в собственном смысле слова (то есть, изобретателей, а не воспроизводителей) - эпоха настоящего политехнического образования - стремительно уходила вместе с традиционным классическим образованием для управляющей "элиты" и прочими атрибутами "старых режимов", потому что массовый и серийный характер производства требовал всеобщей грамотности - прежде всего, технической, но уровень ее становился неизбежно значительно более низким, главным образом, по экономическим причинам: готовить инженера для поточного производства на уровне какого-нибудь Дюпюи де Лома неоправданно дорого, убыточно и, следовательно, полностью бесперспективно в условиях современной - не обязательно, капиталистической - конкуренции. Пресловутый вступительный дореволюционный диктант в политехнический институт про "коллежского асессора" очень показателен: если таких несусветных орфографических - то есть, совершенно "не профильных" - навыков требовали тогда от будущего инженера, не говоря уже об иностранных языках и профильных математике, физике, химии... В позднее же советское время, которое удалось застать мне, человеку, проявляющему способности или даже просто интерес к естественным наукам могли простить вопиющую безграмотность.
        С этой точки зрения наиболее эффективен подход Макаренко: максимально сблизить обучение с практикой, чтобы создавать из людей орудия, оптимально мотивированные и подготовленные к решению именно текущих задач. Такой подход максимально близок традиционно-ремесленному, когда подрастающее поколение вовлекалось в реальную деятельность, перенимая по ходу опыт старых мастеров. В идеале, каким он мыслился тем, кто стоял тогда у рычагов промышленного развития, с практикой, производством должна быть связана также фундаментальная и прикладная наука, что обеспечивало бы беспрепятственное и, главное, естественное образование на базе производства, близость к которому не позволяла бы отрываться от действительности теоретикам и изобретателям, стимулируя к развитию менее образованных специалистов.
        Все бы ничего, но снижение образовательных стандартов и поточный метод не могли не сказаться на качестве самой науки, подготовке кабинетных специалистов и генералистов, уровень которой неизбежно и быстро упал. Многочисленные "самородки" из числа молодежи появлялись и реализовывали себя до тех пор, пока у руля стояли инженеры и профессора, подготовленные до Революции, то есть, получившие разностороннее и глубокое образование, не особенно ограниченное экономическими соображениями. Когда же эти самородки, создав советскую промышленность, достигли всего, на что были способны, начался тот самый пресловутый "застой". Дали о себе знать затруднения системного характера. Людей надо было готовить либо гораздо лучше всех вместе, либо по-разному, то есть, возвращаться в той или иной форме к сословной организации, что при имевшихся условиях было не совместимо с идеей о равенстве возможностей для реализации способностей: система междусобойчиков" неизбежно перекрыла бы "социальные лифты", что и произошло впоследствии, но иначе. Поэтому после Войны - вероятно, по инициативе еще Сталина - в школе попытались реализовать первый подход, расширяя и, одновременно, углубляя предметную базу. Появились новые дисциплины: логика, психология, иностранные (даже местами древние) языки. Последние начали пытаться преподавать качественно более основательно, не говоря уже о теоретической основе естественных наук. Школьные учебники 53-го года, с помощью которых мы занимались с детьми, учившимися экстерном, преподносят "вышку" без всякой пощады, с теоремами, доказательствами и обоснованием связей между разделами - так, как теперь только на факультетах теоретической математики.
        Однако уже к 70-80-м не только подход, но и объем сведений сократился значительно. Это я могу засвидетельствовать лично в части, как той же математики, так и, например, иностранного языка: убрали преподавание на нем предметов (хотя специалисты-предметники, которые могли это делать, еще работали), отдельный курс литературы, практику. Причина все та же: слишком круто и дорого, поэтому незачем. Но происходило это не изолированно, а в рамках общемировой тенденции: для жизни в уже сформированной "техносфере" требовался новый тип образования, который - за неимением позитивной концепции развития - до сих пор так и не сформирован. Все, что мы видим сейчас, в первую очередь, на Западе, где, казалось бы, должно быть иначе, - это последствия разной степени деградации предыдущих "образовательных укладов", которую пытаются довести до абсурда.
rougelou: (Default)
    Набор необходимых знаний диктуется требованиями практики - производства, в основном.  До возникновения сложных индустриальных систем любое серьезное образование вообще было уделом имущих классов.  Им языки требовались по-настоящему, чтобы общаться между собой и читать то, о чем общаться.  И учили их по-старинке основательно, как универсальных средневековых ученых, начиная с классики, на приличном корпусе текстов, а потом двум-трем современным языкам.

          Затем круг избранных слегка расширился за счет высококвалифицированных технарей, юристов и прочей обслуги интеллигенции - процента-другого всего населения, не больше.  Но необходимость обучать иностранным языкам по-настоящему массово не возникла даже с развитием всеобщего среднего и массового высшего образования, даже в такой уникальной стране, как СССР.  Потому что это неэкономично.  Пик уровня преподавания всяких излишеств в советской школе приходится на 50-е годы, после чего сходит на нет.  Упрощается математика, исключается, например, логика, очень сокращается программа по иностранным языкам.  В созданных тогда языковых спецшколах уже к 70-м прекращается преподавание на языке, урезается и постепенно исключается курс зарубежной литературы в оригинале.  Кое-где его, правда, заменяют техпереводом на УПК, но полноценным обучением это назвать нельзя.

          В общем, изучение инъяза - вопрос всегда экономический.  Ежедневные домашние занятия с приглашенными учителями-иностранцами и постоянной разносторонней практикой несравненно эффективней любой, даже очень требовательной школы.  Но держать на балансе, одновременно, мсье, фрау и мисс, не говоря уже о паре местных педагогов-классиков, довольно дорогое удовольствие.  И даже имперский Союз не мог позволить себе кормить армию учителей-лингвистов, как в дореволюционной России, без производственной необходимости, а престижа единого для.  Даже обучение методом "выучи или сдохни", практиковавшееся в вузах, где языки были профильной базой, относительно дорого, требует более длительного времени и поэтому для большинства современных школ неподъемно.  Кроме того, такой режим далеко не всякий потянет, да и при преимущественно платном образовании администрация общается со студентом по принципу "чего изволите?", равняя всех по слабейшим.

          Следовательно, знание иностранных языков (особенно, основательное и глубокое), как и до промышленной революции, становится признаком принадлежности не просто к образованным, а к весьма обеспеченным слоям общества.  Слои эти гораздо уже теперь, чем раньше, и гораздо менее образованы, поскольку широкая классическая и, следовательно, филологическая база у них отсутствует, что лишает их также прочной связи с корнями европейской культуры и цивилизации.  Это происходит вопреки видимости (вроде бы, учат чуть ли не все, кругом реклама курсов, занятий с носителями, "по-английски-то уж все говорят" и т. п.), поскольку видимость эта отражает процесс, прямо противоположный развитию - деградацию путем профанации и уравнивания по низу.
rougelou: (Default)
    Я довольно рано понял, насколько мне повезло с учителями в школе.  Вообще, практически, со всеми.  Каждый из них - независимо от пола и возраста - неприлично (даже по тем, а, тем более, по нынешним временам) образован и с невероятной (даже по нынешним, а, тем более, по тем временам) историей: кто-то работал на Кубе (когда там было то самое и после), кто-то учился в Оксфорде, кто-то был одним из первых "спецназовцев" (служил в ОМСБОНе первого набора).  О способностях, производимом ими впечатлении и прочем, что невозможно вполне передать текстом, я не хочу даже начинать.
      
      Но лишь сравнительно недавно я  осознал, насколько велика в этом заслуга нашего директора, который, собственно, школу и создал (сам - бывший "военспец", окончивший ВИЯ и потерявший ногу, точно не знаю, в какой из многочисленных тогдашних миссий).  Речь не о столицах или какой-то там партийно-номенклатурной "элите" - дело было в небольшом, хотя и довольно известном, "атомном" городе в Предуралье.
      
      Понятно, что возможно такое было лишь в советское время: даже в пресловутые "отмороженные" (оттепелевые) 60-е.
      
      В целом, однако, советская система образования была и остается далеко не идеальной с точки зрения, как универсальности, так и приспособленности к задачам текущего момента (гибкости).  Здесь (по ссылкам) я попытался немного на эту тему поразмышлять, поскольку, если бы не время, занимался бы, скорей всего, именно этим.  Да и сейчас, по прошествии лет пытаюсь.  Но частно и эпизодически.
 
      Заранее прошу прощения у всех, кто уже читал это ранее!
rougelou: (Default)


    Заслушал с утра пораньше следующее заявление очередного "властителя дум" (то ли от латинского "dum", то ли от английского "doom"):



    Говорящий дедушка творит концептуальный произвол. Особенно, когда говорит о двух "принципиально отличных" (вероятно, от естественного) языках, утверждая, что это - математика и музыка.

    Ему невдомек даже, что преподававшиеся в советской школе предметы "математического цикла" (о музыке говорить смешно) сильно отличаются от "созданного человечеством" за всю так называемую историю, помимо последних четырехсот лет, и являются продуктом системы редукционистского (позитивистского) рацио, враждебной естеству по определению. 
    
    Советская школа была политехнической, то есть единственной ее целью было сформировать хорошо подготовленного технаря-инженера для промышленности (в широком смысле). Такова была задача, поставленная государством еще в 30-е, инерция которой позволила всей системе докатиться до 90-х.
    
    Но, ладно бы только это: преподавание упомянутой редукционистской системы воспринималась как навязывание противоестетственного мировоззрения, которым она, собственно, и является. Она не в состоянии удовлетворить реальные человеческие потребности, но вне ее человек - ничто. Он может быть только колесиком и винтиком, а создать что бы то ни было ее средствами самостоятельно не может. Она использует его самые низменные, животные инстинкты, но никак его не развивает.

    Поэтому результат опроса - "это круто мне по жизни пригодилось!" :-) - совершенно не удивителен: подобные мнения высказываются неоднократно и в ходе обучения. "Научное" мракобесие отбрасывается за ненадобностью при первой же удобной возможности всеми, за исключением небольшой кучки "теоретиков" с искалеченной напрочь психикой.
При этом, конечно, нельзя отрицать некоторый положительный эффект от вдалбливания этой системы в головы всех подряд, поскольку развитие некого мыслительного аппарата при этом неизбежно.

    Однако проблема, которая стоит сейчас и "озвучивается" дедушкой, в общем, не в алгебре и химии, и даже не в интеллектуально-нравственной парадигме, а в том, что советская школа все-таки пыталась чего-то от людей добиться, что воспринимается большинством как "образование" и "развитие", тогда как современные системы по выращиванию "болонок" соответствуют явному курсу на полную дебилизацию населения.

    Надо сказать, что здесь имеет место универсальная (проявляющаяся везде и всегда) тенденция к равнению на худшее, осознанная в современном контексте еще в начале 20-го века такими мыслителями как Генон. Все, кто успел пожить в Союзе, наверняка согласятся со мной в том, что там она проявлялась весьма настойчиво и, в конце концов, возобладала. Это было видно по всему: от снижения расценок или повышения нормы выработки при перевыполнении плана до резкого падения уровня преподавания даже пресловутых "естественнонаучных" дисциплин.

    Поскольку я учу своих детей самостоятельно, мне приходится добывать методические материалы, не брезгуя ничем. Материалы попадают ко мне самые разные, и поэтому мне есть, что и с чем сравнивать. Так вот, учебник по алгебре для 10-го класса 53-го года издания соответствует по уровню подачи (с теоремами, полными доказательствами и т. п.) и объему материала, примерно, первому семестру третьего курса мехмата времен моей молодости (конца 80-х).
    
    Вот здесь поподробнее: http://pranava.livejournal.com/51242.html
rougelou: (Default)
Школьнику (лет до 14, а большинству - вообще) ничего из преподаваемого в школе не интересно и не нужно. То есть кое-что, конечно, интересно, но не настолько, чтобы вставать рано утром и идти добровольно в место временного заключения, где тебя будут заставлять и подчинять. В традиционных культурах людей, вообще, раньше этого возраста ничему серьезному учить не начинают. Даже азам, хотя бывают, конечно, и исключения.

  Способность же видеть систему, выделять главное и т. п. формируется и того позднее и, опять же, далеко не у всех, поскольку жизнь человеческого существа сильно зависит от тела, а у тела есть вполне определенные программы. Когда подростку ударяет в голову гормон, все его усилия сосредотачиваются на том, чтобы любой ценой отличиться, выделиться, причем, главным образом, по животному принципу. Срабатывает программа размножения, резко отключающая свойственное младенцам и маразматикам "дивергентное мышление".

  Соответственно, отличие в учебе - удел, как правило, низкоранговых самцов и невостребованных самок, которые не могут составить достойную конкуренцию остальным в силу физической и/или эмоциональной ущербности и/или отставания. Те, кто хорошо учится (получает хорошие оценки), просто обладают "академическими" способностями, то есть легко и эффективно пропускают через себя информацию в больших объемах. Разумеется, зачастую в ущерб физическому и эмоциональному развитию. То есть вся их сугубо половая энергия направляется по необходимости на изучение предметов, в том числе, самостоятельное и углубленное. В подавляющем большинстве случаев судьба "ботана" ожидает детей совершенно определенных юнгианских типов, сфера реализации которых ближе всего к "академической".

  Поэтому, пока "борода не начнет расти как следует" (то есть, примерно, к возрасту, в котором Ломоносов свалил из Холмогор в Москву), ни о каком сознательном, мотивированном и систематическом обучении чему бы то ни было говорить вообще не стоит. Ребенка можно просто вымуштровать и забить в него путем многократного повторения необходимые навыки на уровне рефлексов, используя естественные механизмы мотивации: стремление к лидерству, соперничество, стыд и прочие эмоции. Чем, собственно, школа и занимается. Хорошая школа. Тогда как плохая, как в современной Америке, а вскоре и у нас, просто кладет на это, предоставляя большинству возможность быть стадом в меру собственного скотства, сосредотачиваясь на выуживании способных в количестве, необходимом для следующего этапа обучения, который заканчивается, на самом деле, уже ближе к 30.

  Перед советской же школой, которая, по сути, все еще существует, стояли иные задачи:  нашпиговать всех по максимуму техническими сведениями и развить технические навыки. Это политехническая школа, использующая при преподавании как бы "гуманитарных" предметов те же подходы, что и при обучении математике, физике и всякому ремеслу. Таковы были приоритеты "индустриализации", и о том, как дети усваивают информацию, никто просто не думал: долбежка давала минимально необходимый результат в любом случае.

  Некоторым, все же, удавалось более или менее эффективно "проскочить" мимо технических предметов, но их нельзя было полностью игнорировать. Кроме того, они могли интересовать иного ребенка (например, тогдашнего меня) в сугубо философском или познавательном аспекте.

  Однако, достаточно взглянуть на свой школьный аттестат (или просто припомнить типичное расписание), как цели обучения вырисовываются предельно ясно.

  Во-первых, крайне (с точки зрения школы) специализированная и сложная математика: алгебра и геометрия каждый день, в результате чего, к десятому классу - интегральное исчисление, математический анализ, теория множеств, линейная алгебра, тригонометрия, дифференциальное исчисление и прочие прелести, которые далеко не всякому технарю потребны.

  Во-вторых, невероятно и неоправданно обширные физика и, особенно, химия, без которых (той или иной) также не проходило и дня.

  В-третьих, общее преобладание (я бы сказал, доминирование) предметов "естественного" цикла - как по числу самих предметов, так и по уделяемому им времени. Помимо алгебры, геометрии, физики и химии, были еще география, биология, труд, НВП, а также более кратковременные технические и естественнонаучные довески вроде астрономии, черчения, а в мое время (1978-1988) еще и информатики.

  Какие были у нас "гуманитарные"? Русский? - Это необходимость: все должны писать правильно. История и литература? - Тоже необходимость: все должны иметь более-менее общее представление о том, в какой стране мы живем, а также уметь изъясняться на родном языке письменно. Иностранный? - Можно считать, что его не было в обычной школе, а в спец. (вроде той, в которой учился я) готовили людей для совершенно конкретных практических задач по организации взаимодействия с зарубежными странами, причем, опять-таки, в основном, в технической области: во многих спецшколах преподавали еще и техперевод в УПК. Обществоведение? - Детям надо объяснить, как им повезло. :-) Кстати, дать понять детям, не знающим, что такое эксплуатация, безработица и закон Рикардо, насколько это тяжело и противоестественно, почти невозможно. Следовательно, результат был почти нулевым, что не замедлило сказаться: все это теперь часть нашей действительности.

April 2017

M T W T F S S
     12
3 45678 9
1011 1213141516
1718192021 22 23
24252627 282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 08:42
Powered by Dreamwidth Studios